Шрифт
Цвет
Обычная версия сайта
Российские железные дороги
Меню

Три богатыря

Ужасная примета -
Беспамятство войны,
Как стёртая монета
Исчезнувшей страны.
Готовых нет ответов,
И всё ж они важны -
Ужель победы дедов
Их внукам не нужны?

В наше время память о Великой Отечественной Войне превращается из исторических фактов в легенду, предание, народное сказание. Говорят ведь, что былинные богатыри Илья Муромец, Добрыня Никитич, Алеша Попович были реальными людьми, но память о делах их ратных на многие века пережила славных витязей, из были в былину превратилась. В нашей семье есть свои три богатыря – три деда, Нордин Михаил Федорович, Чистовский Николай Александрович и Бондарь Григорий Степанович, участвовавшие в Великой Отечественной войне.

Нордин Михаил Федорович жил до войны в деревне Сколбино Западнодвинского района с женой и сыном (моим дедушкой), работал инспектором земельного отдела.

Был очень веселым и жизнерадостным человеком. В первые дни войны его мобилизовали, но потом по состоянию здоровья вернули обратно в деревню, работать в колхозе. Когда деревню оккупировали немцы, деревенский староста давал ему небезопасные для жизни задания. 22 февраля 1942 года деревню освободили советские войска. Потери были очень большие, и на следующий день, несмотря на состояние здоровья, Михаила Федоровича призвали в армию. Часть была сформирована в Западной Двине. Колонна отправилась к линии фронта.

Путь проходил по деревне Сколбино, и Михаил Федорович, уже будучи красноармейцем, ночевал в родном доме. Утром собрался в путь. Но тут четырехлетний Толя (мой отец) вцепился в шинель, не отпускал и плакал: «Папка, папка не ходи на фронт, не ходи на войну, там тебя убьют». Линия фронта проходила под Велижем. Против наших необученных колхозников на этом участке фронта воевали элитные немецкие войска - альпийские горные стрелки, хорошо вооруженные, обмундированные и обученные. После первого боя Михаил Федорович прислал домой письмо: «Были в первом бою, сегодня отдыхаем. Завтра опять в бой». Из второго боя он не вернулся. В извещении сказано, что в бою за Социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, он был убит и похоронен под д. Болошки Велижского района Смоленской области.

В боях под Велижем только в феврале-марте 1942 года было убито 4650 человек, а бои в районе Велижа продолжались 22 месяца. В самом красивом месте г. Велижа, на высокой Лидовой горе, на берегу Западной Двины, есть братское кладбище, где похоронено 9306 воинов, из них 6771 человек известны поименно. Один из них мой дед Нордин Михаил Федорович. Воевал он всего 2 недели. 9 мая мы ездим на Лидову гору и возлагаем цветы к одной из плит, где высечено его имя.

Ой, ты, Велиж - Велиж,
Ты поймешь и простишь,
Что сюда я заглядывал редко.
Отгремели бои, но солдаты твои
До сих пор не пришли из разведки…
(Е.Савинов)

Дедушка Чистовский Николай Александрович до войны был учителем. Это был очень высокий, добродушный человек, великолепно играющий на рояле. Уже 29 декабря 1939 года, когда война шла еще не в нашей стране, а его дочери Лиде (моей маме) был 1 месяц, он был мобилизован в ряды РККА, поэтому в первые дни после нападения Германии на Советский Союз, он оказывается в армии и начинает обучаться на курсах.

Мы очень бережно храним два письма, два листочка бумаги, с неровными краями, исписанные карандашом. Первое письмо написано 6 июля 1941 года и адресовано сестре, которая жила в Великих Луках: «Ниночек, это время очень беспокоюсь за Вас, как живете, у нас здесь и то часто бывают тревоги, а у вас верно чаще. Какую вы там выкопали щель и где, пришлось ли пользоваться? Нюсёнок, я думаю, тебе лучше поехать домой. Сейчас по-настоящему осваиваю специальность, получается плохо. Ко мне не приезжай, потому что увидимся самое большее 1 час, а это только хуже. Я оброс бородой, еще ни разу не брился, все не собрать время. Напиши, как с питанием, дают ли тебе хлеб. Вчера один великолукский получил письмо, что Лукам уже попало, так что, Нюсенька, забирайся по тревоге сразу в щель. Очень хорошее средство. Курсами своими я доволен. Николай».

Второе письмо написано 1 сентября 1941 года. Как учитель, он не мог пропустить эту дату, и написал своей жене-учительнице: «Анюсенька, сегодня получил твое письмо от 23 августа, я уже потерял надежду на получение от тебя писем, расстраивает только, что у вас неважно с работой и материально. Маленький, ты спрашиваешь, как здесь с квартирой и работой. Дело обстоит так: квартиру, хоть и трудно, найти можно. Работы здесь много - бухгалтеры, строители требуются везде, а вот учителей лишних много. В Облоно лежит 300 заявлений учителей, все эвакуированные, а раньше был большой недостаток. Теперь я сам здесь пробуду не долго, по окончании едем на фронт. Напиши, маленький, что о ком знаешь. Привет всем. Люблю. Николай». И в конце приписка «Учусь пока не плохо, плохих отметок нет».

Как же много эти два листка говорят об этом человеке, с каким трепетом и нежностью относится он к своим родным, каким беспокойством за родной город Великие Луки они пронизаны. А дальше Николай Александрович попадает на фронт, и тишина… И бесконечные запросы от родных о его судьбе в Центральное бюро по персональному учету потерь личного состава действующей армии и сухие ответы: «в списках убитых, умерших от ран и пропавших без вести он не значится». А потом, когда война уже закончилась, пришел документ: «Чистовский Николай Александрович погиб в январе 1945 года и похоронен в Венгрии». Уже в 60-х годах его сестра «Ниночек» - Нина Александровна ездила в Венгрию, искала могилу, но не нашла.

Парад, Победа, ордена
Достались нашим младшим братьям.
А нас проклятая война
Надолго спрятала в объятьях.
Фамилий скорбен длинный строй -
Судьбы бессмысленно-военной.
Я - не погибший, не живой.
Я – горсть земли и часть вселенной.

Для Николая Александровича война длилась долгих три с половиной года. Мы до сих пор не знаем, что же это были за такие секретные войска, что не было никакой возможности связаться с родными, но уверены, что плохих отметок у него не было и на войне.

Дед Бондарь Григорий Степанович – участник Великой Отечественной войны, награжденный медалью «За боевые заслуги», остался жив. В мирное время стал ветераном труда, вырастил восемь детей и дожил до ста лет.

Три разных человека, три судьбы, три богатыря – это моя семья, мои предки.

Я вас помню! Я вами горжусь!

Что еще объединило их? Они основатели железнодорожной династии:

Бондарь Владимир Григорьевич – стаж 40 лет – электромонтер ШЧ ст. Жмеринка

Бондарь Виталий Владимирович – стаж 18 лет – главный технолог ТЧ-33 Великие Луки

Нордин Анатолий Михайлович – стаж 40 лет - начальник ЭЧС-4 Великие Луки

Нордина (Чистовская) Лидия Николаевна – стаж 30 лет - ж.д. школа №49 ст. Великие Луки, учитель русского языка и литературы

Бондарь (Нордина) Марина Анатольевна – стаж 20 лет- электромеханик ЭЧ-6

 

Автор Марина Бондарь, электромеханик ЭЧ-6