Железная дорога 1941-1945

Станция Бологое. Не сдавшаяся врагу

бологое 1 380

Разрушенное здание депо. 1943-1944 гг.

Фугаски ложатся одна за другою,
Сирены рыдают навзрыд.
Горит Бологое, горит Бологое,
Как Ржев и как Лондон горит.
Как будто внезапная ночь наступила,
Сгущается сумрак в избе.
И пламя бежит по соседним стропилам
И волосы рвет на себе.
И там, где мы запросто сгинуть могли бы,
Где целые села мертвы,
Присев на еще не остывшие глыбы,
Я поезда жду из Москвы.

(Из стихотворения М. Матусовского "Сорок третий...")

Бологое – единственный железнодорожный узел между Москвой и Ленинградом, не захваченный фашистами в годы Великой Отечественной войны, и единственная станция на территории СССР, удостоенная ордена Отечественной войны I степени за заслуги в обеспечении Советской Армии и Военно-морского флота.

Война для бологовцев началась с беженцев из Прибалтики и Псковской области. Позднее начали поступать пассажирские поезда с эвакуированными детьми и женщинами из Ленинграда. В июне и июле 1941 года ходил даже специальный поезд Ленинград – Бологое.

Уже осенью 1941 года на Бологовский узел и железнодорожную линию Ярославль – Сонково – Медведево – Бологое легла основная доля перевозок для четырех фронтов: Ленинградского, Волховского, Северо-Западного и Калининского. Из Бологого железнодорожные пути расходились на несколько направлений: на Ленинград, Москву, Псков, Великие Луки и Белоруссию. Работа станции не замирала ни на минуту: к передовой шли эшелоны с бойцами, снарядами, продовольствием и военной техникой, обратно − составы с ранеными и беженцами. Наркомат путей сообщения и руководство дороги приняли решение перенести управление южной частью Октябрьской магистрали в Бологое. И очень своевременно, так как железнодорожное сообщение с оказавшимся в блокаде Ленинградом вскоре прервалось во всех направлениях. Бологое стало командным пунктом, центром оперативного руководства сложнейшими грузопотоками. Южной частью магистрали руководила находившаяся на станции Бологое группа командиров управления дороги во главе с заместителем начальника Октябрьской железной дороги Борисом Константиновичем Саламбековым, который, после того как между северной и южной частями наладили постоянную связь и общее руководство стали осуществлять из Ленинграда, был назначен начальником магистрали.

СаламбековБК 380

Памятник Борису Константиновичу Саламбекову (1907-1978 гг.), заместитель, а затем начальник Октябрьской железной дороги с 1939 по 1946 гг.

Осознавая важное стратегическое положение узла Бологое, немцы с 1941 по 1944 год неоднократно предпринимали попытки захватить его. Первым тяжелым по размерам разрушений был налет 22 июля 1941 года. В этот день фашисты бомбили район главного железнодорожного парка и нефтебаков, тогда же появились первые жертвы из числа железнодорожников. В последующие несколько месяцев не увенчались успехом наступления сил неприятеля со стороны захваченных Калинина и Старой Руссы.

Железнодорожники работали в тяжелых условиях. Почти каждую ночь вражеские самолеты бомбили станцию Бологое и подходы к ней. То, что удавалось восстановить днем, ночью снова разрушалось. Предметом особой заботы были вагоны с людьми, боеприпасами, горючим – необходимо было заблаговременно убирать их в безопасные места.

Особенно трудным для железнодорожников был период с июня 1941 по май 1942 года во время сражения за Москву и контрнаступления советских войск. На дорогах встретились два мощных потока грузов: воинские, идущие в западном направлении, и эвакуационные, движущиеся на восток. Как следует из архивных документов, на Бологовском железнодорожном узле бригада Демидова в июле 1941 года непрерывно находилась на паровозе 117 часов (почти шесть суток), бригада Симонова – 114 часов.

21 июля 1942 года Указом президиума Верховного Совета СССР за образцовое выполнение заданий правительства и военного командования и проявленное при этом мужество была награждена большая группа железнодорожников. В их числе 44 работника Бологовского отделения прифронтовой Октябрьской дороги.

Наиболее масштабную попытку парализовать работу Бологовского железнодорожного узла гитлеровцы предприняли в марте 1943 года. Бологое и прилегающую станцию Медведево бомбили в течение 10 суток. Специально для этой операции фашистское командование перебросило свою лучшую авиационную дивизию из Франции. Летчикам был дан приказ: "Уничтожить это "проклятое" Бологое". Слова "проклятое Бологое" несколько раз фигурировали в немецких приказах. С 13 по 23 марта 1943 года каждую ночь бомбардировщики беспрерывно бомбили узел. Гитлеровцы использовали бомбы весом в 1000 килограммов. Наутро самолет-разведчик фотографировал результаты: развороченное земляное полотно, искореженные рельсы, разбитые вагоны и локомотивы, разрушенные здания. Через два дня страшных бомбежек, 25 марта, близ Бологое была перехвачена шифровка "Берлин-Геринг", в которой докладывалось: "Станций Бологое и Медведь не существует. Они стерты с лица земли". Но это было неправдой. Узел продолжал работать. Разрушенное ночью железнодорожное полотно уже к полудню нечеловеческими усилиями восстанавливалось, и поезда продолжали движение.

Для укрытия от бомб на станции построили подземный диспетчерский пункт с автономным энергоснабжением, связью и комнатами отдыха, где можно было забыться тяжелым сном между налетами вражеских бомбардировщиков.

В стихотворении "Сорок третий..." советского поэта Михаила Матусовского описываются последствия попадания авиабомбы на 318 км в мост на Едрово, когда из-за разрушения опоры мостовая ферма упала на пути Октябрьской железной дороги:

"…Пылают мосты, выгибаясь дугою.

На Едрово путь перекрыт.

Горит Бологое, горит Бологое,

Которые сутки горит..."

7 380

Мемориальная доска Бологое. Прототипом изображенной на доске женской фигуры стал собирательный образ девушек-машинистов, которые заменили раненых и убитых товарищей на трудовом посту. Установлена в 2015 году. Скульптор Е.А.Антонов

Железнодорожникам пришлось практически вручную восстанавливать мосты, используя угольный подъемный кран и подкладывая шпалы решеткой, чтобы возобновить прямое движение из Москвы в сторону Ленинграда без пересадок в Бушевце и Березайке. У путейцев не было мощных домкратов и подъемных кранов. Ценой здоровья и жизни делали они все для того, чтобы перебои в работе дороги были как можно короче.

В первый месяц войны на маленькой станции Любинка недалеко от Бологого вражеский бомбардировщик пытался разбомбить движущийся по путям воинский эшелон, однако в цель не попал, а осколочные бомбы, сброшенные с малой высоты, не взорвались и остались лежать на путях, заблокировав движение поездов. Тогда начальник станции Иванов, чтобы не дожидаться специалистов-подрывников из Бологого и не оставлять поезда на заблокированном участке мишенью для вражеской авиации, стал сам выносить с путей бомбы, которые могли взорваться у него в руках.

Из воспоминаний 1-го секретаря районного комитета ВКП(б) города Бологое и района с 1938 по 1944 год В.В.Васильева: "Представьте себе такую картину: рвутся вагоны с боеприпасами. А в это время из кромешного огня, под тучей летящих со всех сторон осколков, помощник машиниста Петр Иванов один на паровозе вытаскивает в безопасное место состав. Другой пример: бомба попала в казарму старшего рабочего пути А.Иванова, но раненый осколком путеец не покидает своего поста. Истекая кровью, он принимает всевозможные меры для восстановления разрушенного пути. Недалеко от вокзала станции Бологое до сих пор находится здание 3-го поста. В тот вечер здесь дежурили Клавдия Галузина и Дмитрий Симагин. Началась бомбардировка. Сильный взрыв потряс строение. Выглянули, а лестницы на второй этаж как не бывало. Так и продолжали дежурить несколько суток, а пищу им подавали на веревках.

Особо хочется отметить подвиг женщин. В это тяжелое время они работали на самых различных участках сложного железнодорожного конвейера: от паровозного машиниста до кочегара, от дежурного по станции до стрелочника, от врача до медицинской сестры, от телеграфистки до телефонистки… И всюду они проявляли не только патриотизм, но и удивительную выдержку, мужество, стойкость. Воплощением этого патриотизма и беспредельной преданности своей Великой Родине является работа помощника, а затем машиниста Софьи Иосифовны Александровой-Шваренко. На станции Лычково 3 августа при налете вражеской авиации был смертельно ранен машинист Василий Краснопеев. Помощник машиниста Софья Шваренко с кочегаром Клавдией Комисаровой провела к линии фронта два состава, сама получила ранение, но не покинула паровоз до возвращения в депо. И уже машинистом работала до 1949 года.

На вокзале станции Бологое установлен обелиск железнодорожникам, погибшим в годы Великой Отечественной войны. Вы задержитесь на минутку перед фигурой женщины-стрелочницы с поднятыми в руках флажками. У этой женщины был реальный прототип – Анна Кузнецова, погибшая от осколков вражеской бомбы во время подготовки стрелки для вывода из-под бомбежки санитарного поезда".

Памятник героине-стрелочнице установлен в Бологом в 1975 году по проекту скульптора А.Н.Бурганова. Прототип, стрелочница Анна Кузнецова, во время налета вражеской авиации, не испугавшись смертельной опасности, бросилась переводить стрелки под уже поданный санитарный поезд. Взрывом бомбы девушке перебило ноги. Истекая кровью, собрав последние силы, она доползла до стрелочного перевода, перекинула балансир, закрепила остряки, доложила о готовности маршрута и умерла на боевом посту.

И.И.Родионов военное

Иван Иванович Родионов (1913-1999 гг.), начальник Бологовского отделения Октябрьской железной дороги с 1942 по 1945 г.

Увековечена память и другого известного железнодорожника: на вокзале станции Бологое установлена мемориальная доска дважды Почетному гражданину города Бологое и Почетному железнодорожнику Ивану Ивановичу Родионову, кавалеру орденов Ленина и Трудового Красного Знамени. Иван Иванович с 1942 по 1945 годы возглавлял Бологовское отделение Октябрьской железной дороги. Молодой руководитель (в 1942 году ему было 29 лет) не только занимался организацией движения поездов, но и плечом к плечу с рядовыми работниками засыпал воронки, укладывал шпалы, забивал костыли во время бомбежек. Представитель золотого фонда железнодорожников страны – так назвал Министр путей сообщения СССР Н.С.Конарев И.И.Родионова.

Из воспоминаний И.И.Родионова: "Часто было так: немецкие самолеты летели бомбить Москву, но не могли пробиться сквозь противовоздушную оборону столицы. И сбрасывали свой груз на Бологое… Работали без разделения на ранги. Надо засыпать воронки, разложить шпалы, растянуть рельсы и зашить путь костылями. Я молодой, ну и что, что НОД! Путевым молотком забиваю костыли. И тут опять налетели самолеты. Бомбы с неба посыпались как горох. Одна упала буквально рядом. Взрывом меня засыпало землей. Как не убило, сам удивляюсь. Товарищи меня откопали из-под земли. Я ощупал себя – даже кости не сломаны. Отряхнул свою шинелишку, схватил молоток и опять начал забивать костыли."

С.И.Шваренко

Софья Иосифовна Шваренко (1917-2013 гг.), помощник, а затем машинист паровоза с 1939 по 1949 гг.

Из воспоминаний С.И.Шваренко, машиниста Медведевского паровозного депо Октябрьской железной дороги: "Боялась бомбежек всегда смертельно. Но никогдашеньки не бежала с паровоза, не пряталась, и не потому, что такая смелая. Просто немела от ужаса, ноги становились как прикованные. Вцеплюсь, уткнусь в реверс, будто железо защитит. И оно спасало меня". По ходатайству военных, чей эшелон она вывела из-под огня, С.И.Шваренко была награждена боевым орденом Красной Звезды.

 По официальным данным, на Бологое в годы войны было сброшено более 6500 бомб, совершено около 530 авианалетов, направлено более 200 диверсионных групп. На трудовом посту погибло около 1300 железнодорожников, более полутора тысяч было ранено. За мужество и отвагу, проявленные в годы войны на трудовом фронте, 3216 бологовских железнодорожников были удостоены правительственных наград.

За мужество и стойкость, за заслуги в обеспечении Советской Армии и Военно-морского флота в годы Великой Отечественной войны и за достигнутые успехи в восстановлении и развитии народного хозяйства станция Бологое 4 мая 1985 года, в канун 40-летия Великой Победы, была награждена орденом Отечественной войны I степени.

Фотографии
бологое 3 380 бологое 2 380

Разрушенное здание вокзала ст. Бологое

Разрушенное здание депо. 1943-1944 гг.

5 380 6 380

Обелиск в память о железнодорожниках Бологовского узла, павших на трудовом посту в период Великой Отечественной войны. Прототип женской фигуры (слева) - героиня-стрелочница А.Кузнецова, погибшая на посту. Установлен в 1975 году. Скульптор А.Н.Бурганов

8 380 9 380

Мемориальная доска В.В.Родионову. Установлена 6 мая 2015 года в честь 70-летия Победы в Великой Отечественной войне

Паровоз-памятник Эу706-10 на станции Бологое-Московское. Установлен в 1985 году в память 40-ой годовщины окончания Великой Отечественной войны.

Вернуться на главную страницу

screenRenderTime=1